Локализация данных – глобальная тенденция

В рамках шестого российского форума по управлению Интернетом (RIGF) состоялся круглый стол «Локализация персональных данных: что ждет глобальный Интернет в перспективе?», посвящённый принятию в разных странах законодательных ограничений на трансграничную передачу данных. В России к таким законам можно отнести ФЗ-242, который содержит поправки к ФЗ-152 «О персональных данных» и требует от Интернет-компаний перенести персональные данные россиян на серверы, находящиеся на территории нашей страны.

Впрочем, отметила Маарит Паловирта, которая модерировала дискуссию от имени европейского бюро ISOC, другие страны также стремятся ограничить свободу перемещения данных в Интернете. Началось это после откровений Эдварда Сноудена, раскрывшего сведения о механизмах глобальной слежки АНБ. Так, Германия приступила к созданию национальной службы электронной почты, передаваемые которой сообщения не должны выходить за пределы страны (проектом занимается Deutsche Telekom). А Бразилия и Аргентина инициировали проекты создания линий связи в обход США.

Яри Аркко, председатель правления IETF, добавил, что у Финляндии тоже есть аналогичный проект: намечено проложить прямой кабель в Германию, минуя промежуточные страны. По мнению Аркко, это позволит увеличить связность Интернета, но в целом Яри отрицательно относится к локализации, считая, что она противоречит свободе Интернета. Он отметил, что у IETF нет консолидированной позиции по проблеме локализации, а потому каждый из членов этой организации имеет право высказываться только от своего имени.

Можно констатировать, что изначальная неограниченная цифровая глобализация Интернета постепенно замедляется в связи с действиями государств, нацеленными на достижение локализации. Федор Смирнов, российский представитель ISOC, подчеркивает: «Исторически так сложилось, что управление Интернетом сосредоточено в США. Поэтому тенденция локализации данных имеет скорее антиамериканский характер». Главный аналитик РАЭК Карен Казарян отмечает, что в некоторых случаях локализация данных представляет собой протекционистскую меру государств, нацеленную на защиту собственного бизнеса от глобальной конкуренции. Во всяком случае, это утверждение справедливо по отношению к Китаю и Бразилии. Еще один мотив локализации – достижение контроля над Интернетом или хотя бы его локальной частью.

Михаил Емельянников, управляющий партнер агентства «Емельянников, Попова и партнеры», напоминает, что ФЗ-242 не требует локализации. «В европейской Конвенции по персональным данным есть явный запрет на ограничение трансграничной передачи таких данных, – поясняет он. – Поскольку Россия не денонсировала эту Конвенцию, то запрета на передачу данных за рубеж у нас нет.»

По мнению эксперта, основная цель принятия поправок к закону «О персональных данных» в ФЗ-242 – удовлетворить требование российских спецслужб о получении доступа к той информации, к которой уже имеют доступ спецслужбы других стран. «Нужно рассматривать ФЗ-242 в контексте принятия других законодательных актов, таких как закон «О блоггерах» и постановление правительства о доступе в Интернет по паспорту, – говорит Емельянников. – Если раньше Google и Microsoft могли просто игнорировать запросы российских спецслужб на доступ к интересующей их информации, то после прошлогодних законодательных изменений ситуация становится совсем иной.» При этом Александра Куликова, координатор программы ПИР-Центра, связанной с управлением Интернетом и информационной безопасностью, подчеркивает, что локализация не обеспечивает защиту персональных данных, поскольку локально расположенные базы данных также могут быть взломаны.

Поделиться:
 
 
Комментарии в Facebook
 

Вы сообщаете об ошибке в следующем тексте:
Нажмите кнопку «Сообщить об ошибке», чтобы отправить сообщение. Вы также можете добавить комментарий.