Если вам есть, что сказать сообществу профессионалов ИБ и ИТ – заведите здесь свой блог

Персональные данные, полученные в результате обезличивания

Аватар пользователя mezp11@gmail.com
Автор: Емельянников Михаил, Консалтинговое агентство «Емельянников, Попова и партнеры»
(0)
()
С глубоким разочарованием и внутренним стыдом осознавая, что совершенно ничего не понимаю в трейдерской деятельности по закупке бочек с нефтью с отрицательной ценой (что, правда доплачивают по 40 баксов за бочку каждому купившему? Не верю! Я же математик все-таки по образованию) и во взаимодействии коронавируса с разными типами белков при проникновении в организм, продолжаю писать о том, в чем понимаю.

17 апреля ТАСС сообщил, что Совет Федерации одобрил законопроект «О проведении эксперимента по установлению специального регулирования в целях создания необходимых условий для разработки и внедрения технологий искусственного интеллекта в субъекте Российской Федерации - городе федерального значения Москве и внесении изменений в статьи 6 и 10 Федерального закона "О персональных данных"».

С недоумением наблюдаю, как в последнее время законодатели и правоприменители плодят все новые и новые сущности. Вот и новый практически уже закон вносит в 152-ФЗ «О персональных данных» принципиально новое понятие «персональные данные, полученные в результате обезличивания», сохраняя «добрую» традицию не давать определение используемому термину.

Давайте сначала разберемся с понятиями действующего законодательства. В действующей редакции закона 152-ФЗ определено, что обезличивание персональных данных – это действия, в результате которых становится невозможным без использования дополнительной информации определить принадлежность персональных данных конкретному субъекту персональных данных.

Такое определение фактически допускает два принципиально разных подхода к обезличиванию: (1) когда оператор заменяет информацию, идентифицирующую субъекта, например, ФИО и СНИЛС, некими условными идентификаторами, с сохранением возможности при необходимости связать обезличенные данные с конкретным субъектом (назовем его обратимым обезличиванием) и (2) необратимое обезличивание, когда оператор уничтожает идентифицирующие данные, что не позволяет сделать даже ему процесс обезличивания обратимым, и использует эти данные для статистических, аналитических целей, таких, например, как андеррайтинг или исследование рынка.

В европейском GDPR для таких видов обезличивания используются разные термины – псевдонимизация и анонимизация, и выдвигаются совершенно разные требования к защите полученных данных, точнее, к обработке анонимизированных данных не выдвигается вообще никаких требований, а к псевдонимизированным требуется относиться также, как и к персональным данным.

Наши законодатели пошли своим путем. У меня давно было подозрение, что наше обезличивание – это не совсем обезличивание. Основывалось оно на том, что в требованиях и методах по обезличиванию, утвержденных приказом Роскомнадзора № 994 от 05.09.2013, среди обязательных для выполнения госорганами требований при обезличивании есть обратимость, то есть возможность проведения деобезличивания - процесса, в результате которого данные опять становятся персональными. Это полностью противоречит букве и духу закона 152-ФЗ, который в части 7 статьи 5 однозначно допускает, в случае достижения цели обработки персональных данных, два возможных действия – их уничтожение или обезличивание, то есть после обезличивания данные должны перестать быть персональными, и их привязка к конкретному субъекту должна быть невозможна.

Первый звоночек прозвенел, когда появился законопроект, в котором упоминались обезличенные данные и обезличенные персональные данные. Но, пока законопроект пребывает где-то в недрах законотворчества, появился другой – тот самый, о котором 17 апреля сообщил ТАСС.

Что же в новом законопроекте, «почти законе», написано про использование «персональных данных, полученных в результате обезличивания»?

Правительство Москвы наделяется полномочиями по согласованию с Минкомсвязи России определять порядок и условия обработки участниками экспериментального правового режима персональных данных, полученных в результате обезличивания, на основании соглашений, которые таким участникам надо будет заключить с уполномоченным органом в г. Москве (его определит московское правительство, как я понимаю, это будет ДИТ Москвы). 

Персональные данные, полученные в результате обезличивания и обрабатываемые в установленном Правительством Москвы порядке, не могут быть переданы лицам, не являющимся участниками экспериментального правового режима (то есть участникам эксперимента передать их можно).

В случае утраты статуса участника экспериментального правового режима или прекращения эксперимента лицо, являвшееся участником экспериментального правового режима, утрачивает право на получение персональных данных, полученных в результате обезличивания, а хранящиеся у такого лица данные подлежат уничтожению в порядке, установленном уполномоченным Правительством Москвы органом по согласованию с Минкомсвязи России. Для уничтожения этих данных применяются прошедшие в установленном порядке процедуру оценки соответствия средства защиты информации, в составе которых реализована функция уничтожения информации.

Участники экспериментального правового режима несут ответственность за соблюдение прав субъектов персональных данных в течение всего срока проведения эксперимента и после прекращения их участия в эксперименте. Уполномоченный орган и координационный совет экспериментального правового режима осуществляют в порядке, установленном Правительством Москвы по согласованию с Правительством РФ, мероприятия по контролю за соблюдением обязанности по уничтожению персональных данных, полученных в результате обезличивания (вот и еще один надзорный орган появился).

Все используемые участниками эксперимента обезличенные персональные данные хранятся на территории города Москвы.

В части 1 статьи 6 закона «О персональных данных» появится еще одно основание обработки персональных данных без согласия субъекта – обработка персональных данных, полученных в результате обезличивания персональных данных, в целях повышения эффективности государственного или муниципального управления, а также в иных целях, предусмотренных Федеральным законом «О проведении эксперимента по установлению специального регулирования…», в порядке и на условиях, предусмотренных этим законом.

Обезличивать и использовать без согласия субъекта для проведения эксперимента в этих целях можно будет, в том числе и сведения о состоянии здоровья, для чего вносятся поправки в статью 10 закона «О персональных данных».

Закон вступит в силу уже 1 июля этого года, однако, кто и как определит порядок обезличивания персональных данных для проведения эксперимента, в нем не указывается. Как мне кажется, Приказ Роскомнадзора № 994 здесь вряд ли подойдет, поскольку, судя по количеству флажков (требований), которыми обставлено использование обезличенных данных, обезличиваться они будут, как бы помягче сказать, не совсем полностью, иначе зачем так беспокоиться о сертифицированных средствах уничтожения этих данных.

И главное. Из текста закона нельзя понять, для чего будут собираться, обезличиваться и передаваться участникам экспериментального правового режима персональные данные. Заявленные законом цели проведения эксперимента - обеспечение повышения качества жизни населения; повышение эффективности государственного или муниципального управления; повышение эффективности деятельности хозяйствующих субъектов в ходе внедрения технологий искусственного интеллекта; формирование комплексной системы регулирования общественных отношений, возникающих в связи с развитием и использованием технологий искусственного интеллекта с персональными данными связаны как-то слабо. Но вот требование о том, что результатом установления экспериментального правового режима не может быть ограничение конституционных прав и свобод граждан и введение для них дополнительных обязанностей заставляет задуматься.

Ну, и для полноты картины проведения эксперимента и сложившегося порядка написания законов, Правительство Москвы в этом же законе наделили полномочиями самостоятельно устанавливать порядок и случаи передачи собственниками систем фото- и видеонаблюдения полученных изображений органам государственной власти и организациям, осуществляющим публичные функции, перечень которых определит … ну, вы уже догадались – Правительство Москвы. Причем передавать без всякой связи с проводимым экспериментом, чтобы два раза уже не вставать.
 
Комментарии в Facebook
 

Вы сообщаете об ошибке в следующем тексте:
Нажмите кнопку «Сообщить об ошибке», чтобы отправить сообщение. Вы также можете добавить комментарий.