О цене и ценности информации

Аватар пользователя Атаманов Геннадий
Автор: Атаманов Геннадий,
(28)
()
Опубликовано в:

     Фраза: «Информация является самым ценным товаром в современном мире», – сегодня употребляется очень часто. Особенно в статьях и диссертациях, посвящённых информационной безопасности и защите информации, например в [1]. Нередко, например в [2], поднимается ещё один довольно интересный вопрос: сколько стоит информация? При этом автор упомянутой статьи считает, что информация «не имеет стоимости, но имеет ценность» и что «информация нематериальна и не может оцениваться так же, как и материальные объекты». И это тоже довольно распространённое мнение. Но давайте-ка попробуем разобраться, насколько это мнение справедливо. Не в смысле нематериальности информации. Этот тезис даже обсуждать не стоит в силу его очевидной абсурдности: в мире всё материально, в том числе и информация. Это – аксиома. Тот, кто с этим не согласен, попадает в логическую ловушку – реально объекта нет, а вполне реальная цена у него есть!? Продают то, чего нет? Мошенники, да и только!

     Думаю, логично в этой ситуации начать анализ (как и положено в таких случаях) с уточнения значения ключевых терминов этих и подобных им фраз – цена, ценность, стоимость.

     Что такое цена?

     Согласно словарям цена – это количество денег, в обмен на которые продавец готов передать (продать) единицу товара. По своей сути, цена является коэффициентом обмена конкретного товара на деньги [3].

     А что такое стоимость?

     Стоимость – это выраженные в деньгах затраты на производство и реализацию товара, а также содержание рыночных отношений между участниками рынка. Стоимость в статистике – произведение цены товара на его количество. Стоимость в повседневной речи – цена товара, затраты на приобретение. Близко к терминам затраты, себестоимость [3].

     Если исключить из этих определений логические ошибки, получится, что:

стоимость – затраты производителя на производство товара;

цена – затраты покупателя на приобретение этого товара.

     И цена, и стоимость, как правило, выражаются в денежных единицах. Но, «как правило» не означает «всегда». Особенно цена. Иногда она выражается в таких (не вполне материальных и не всегда поддающихся счёту) единицах как честь, совесть, жизнь, что нашло отражение в выражениях: «цена поступка – честь», «цена риска – жизнь» и т.п.

     Хотя часто и таким феноменам как честь, жизнь, совесть и другим, им подобным, находятся выраженные в деньгах эквиваленты.

     А вот ценность, ни при каких условиях, выразить в деньгах нельзя! Потому что ценность – это важность, значимость, польза, полезность чего-либо. При этом необходимо особо отметить, что значимость и полезность присущи объектам не от природы, не просто в силу внутренней структуры объекта самого по себе, а являются субъективными (здесь и далее подчёркнуто мной – Г.А.) оценками конкретных свойств, которые вовлечены в сферу общественного бытия человека, человек в них заинтересован или испытывает потребность [4].

     То есть, ценность – категория исключительно субъективная. Наличие интересов и потребностей – вещь объективная, а их содержание – субъективная, причём обусловленная множеством разнообразных факторов от физиологии организма, типа нервной системы, возраста, времени года и погоды до воспитания и даже настроения.

     И как, интересно, в этих условиях определить ценность информации?

     А никак!

     Вернее, ценность информации не может быть определена раз и навсегда и одна для всех. Ценность информации носит исключительно индивидуальный и ситуационный характер и, следовательно, будет меняться с той скоростью, с которой изменяется ситуация.

     Вы случайно на противоположной стороне улице увидели своего старого друга, окликнули его, и он на радостях кинулся к вам, но вы боковым зрением увидели, что по дороге на полной скорости мчится автомобиль, которого он не видит. Если вы успели вовремя крикнуть ему: «Стой! Машина!», то у вас есть шанс на радостную встречу, а если нет, то либо вы вообще видели его живым в последний раз, либо ваша встреча перенесётся в реанимацию.

     Какова ценность такой информации?

     Ответ однозначен: она бесценна для одного – вашего друга, ценна для вас настолько, насколько вам ценен ваш друг, и не имеет никакой ценности для остальных. А через считанные секунды та же самая информация превратиться в абсолютно бесполезную для всех. Почему? Изменилась ситуация: автомобиль проехал.

     А сколько стоит такая информация?

     Будете вы определять и, главное, торговать такой информацией? Мне даже сам вопрос представляется кощунственным, но тысячи и миллионы, не просто жителей планеты Земля, а специалистов в области информации и информационных технологий, рассуждают об увеличении цены и ценности информации в современных условиях по сравнению с предыдущими временами. В чём состоят объективные причины явления, о котором они говорят? Где объяснения? Где примеры? Кроме спекулятивных («высосанных из пальца») заявлений лично я ничего не видел и не слышал. Интересоваться чем-то люди стали сильнее, чем раньше? Потребности у людей стали сильнее?

     Кто готов сейчас отдать полцарства в обмен на способность понимать язык зверей? Да, это сказка, но в ней-то намёк. Сейчас даже в сказках ничего подобного нет. А кто готов идти пешком зимой из Архангельской области в столицу за знаниями, как некогда Ломоносов? Вы думаете, раньше народ меньше интересовался научной информацией? Или потребность в научном знании была меньше?

     То, что сегодня больше людей интересуется бесполезной, а то и откровенно вредной информацией, действительно факт. Но это объясняется довольно просто – резко увеличилось население планеты и резко выросли возможности по сбору, трансформации и передачи информации. Процентное соотношение интересов, я думаю, не изменилось. Если и изменилось, то незначительно. Равно, как и потребностей. Вот только возможностей спекулировать на интересах публики и формировать/трансформировать её потребности у современных власть предержащих стало действительно больше.

     Научная информация за последние десятилетия обесценилась почти до нуля. Особенно фундаментальных и социальных наук. Например, сегодня в России преданы анафеме и забвению исторический и диалектический материализм, и многие другие выдающиеся достижения фундаментальных наук об обществе. Информация прикладных наук иногда бывает востребована, но её потребителя ещё нужно найти. При этом даже очень заинтересованный потребитель не будет спешить за неё платить вам большие деньги. Он её постарается либо девальвировать, либо банально украсть.

     А художественная литература? Если какую-нибудь книгу какого-нибудь современного автора напечатали в золотом переплёте и от этого цена на книгу стала «заоблачной», то это совсем не означает, что увеличилась ценность изложенной там информации! А если книги Пушкина или Толстого напечатали на низкокачественной бумаге с бумажной обложкой и продают «за копейки», то это не значит, что резко упала ценность их произведений.  

     А журналы и газеты? Особенно газеты! Огромная масса газет сегодня раздаётся бесплатно. И те не читаются – сразу в мусорный бак.

     А если вы сделали гениальное открытие и хотите осчастливить этой информацией человечество, то не вам будут за неё платить, а вы, чтобы напечатать, а потом раздать друзьям и знакомым. И не каждая библиотека возьмёт даже в дар ваш труд, даже, если от изложенной там информации зависит судьба всего человечества.  

     О снижении цены и ценности информации в современном нам мире можно судить и по степени наказания за её утрату и/или так называемую утечку. Если ещё в 15 – 17 веках, не говоря уже о более ранних периодах истории, за разглашение всего лишь, как сказали бы сейчас, коммерческой тайны или ноу-хау людей казнили, то в нашу эпоху за распространение государственной тайны даже в тюрьму посадить не могут (Сноуден, Ассанж и др.) [подробнее об этом см. в [5]. А некоторые изменники родины типа Михаила Горбачёва, Вадима Бакатина и других, сдавшие противнику информацию, составляющую государственную тайну с грифом «особой важности», стали чуть ли не героями.

     Какова была стоимость переданной ими информации?

     Миллиарды советских рублей.

     Какую цену за неё заплатил противник?

     Тридцать серебренников. Не больше.

          Какова ценность переданной ими информации?

     Для государства – огромная, для отдельного гражданина – никакой, для тех, кого они «сдали» – либо жизнь, либо свобода.

     Какую ответственность понесли за свои поступки названные деятели?

     Никакой! Даже, как я отметил выше, для многих они стали героями.

     Как можно после подобных примеров говорить о повышении цены и ценности информации?

     Никак!

     Или только из спекулятивных соображений.

     А ещё сегодня очень часто можно услышать такую фразу: «Это – бесценная информация».

     Чаще всего эпитет «бесценная» употребляется в отношении произведений искусства: бесценная картина; бесценная скульптура; бесценная поэма и т.п.

     В каком значении здесь используется слово «бесценная»?

     Как правило, в значении «очень дорогая», т.е. имеющая такую большую цену, что и назвать её страшно. При этом, как показывает опыт работы многих торговых площадок типа Sotheby's, Christie’s и им подобных, всем так называемым «бесценным» произведениям искусства находится вполне определённая цена. Иногда, действительно, такая, что не только сказать, но и подумать страшно.

     А какова реальная стоимость произведений искусства? В подавляющем большинстве – «копейки»: стоимость полотна + стоимость красок + стоимость кистей + заработная плата художника. Причём, заработная плата – главная составляющая стоимости (не путать с ценой!).

     А какова ценность произведения искусства?

     На этот вопрос, как мне представляется, многие не задумываясь ответят – они бесценны! И я соглашусь с ними, но только в том смысле, что они не имеют никакой ценности, т.е. они без-ценностны.

     Не знаю, как в других языках, но в русском – богатом и могучем – и отсутствие цены, и отсутствие ценности, и большая цена, и большая ценность какого-либо предмета обозначается одним словом – «бесценный»! Поди, разберись, что имеет в виду тот, кто говорит, что данный предмет – бесценный?

     В отношении цены, по-моему, всё понятно: бесценный – это метафора, т.е. слово, употребляемое в переносном значении.

     А в отношении ценности?

     А в отношении ценности подавляющего большинства (если не всех) произведений искусства слово «бесценный» должно трактоваться в прямом его значении – БЕЗ-ценный, т.е. не имеющий ценности, лишённый ценности.

     Это вытекает из определения понятия «ценность» (см. выше).

     И это очень хорошо иллюстрирует диалог из мультфильма «Трое из Простоквашино»:

     Папа: Какая, например, польза от этой картины на стене?

     Мама: От этой картины на стене очень большая польза – она дырку на обоях загораживает!

      Польза, а, следовательно, ценность картины, в данном случае, в наличии имеется – она ценна постольку, поскольку загораживает дырку на обоях.

     А там, где дырки на обоях нет?

     А, где дырки на обоях нет, у картины нет и ценности.

     Парадокс здесь заключается в том, что деятели искусства довольно часто понимают и трактуют проблему правильно, а учёные всех мастей и поддавшиеся на их спекуляции практики, несут откровенную ахинею. Я думаю, что делают они это не сознательно, а в силу не очень глубокого погружения в анализ проблемы и из алармистских соображений. Но алармизм, с моей точки зрения, допустим в двух случаях: 1) в журналистике, для повышения психологического напряжения общественного мнения в отношении освещаемой темы; 2) в практике защитников информации, для продажи страхов начальникам, по принципу – не напугаешь, не получишь денег на мероприятия по защите ему же (начальнику) принадлежащего ресурса. В науке подобные приёмы не очень уместны (хотя в научно-популярной литературе иногда допустимы из тех же соображений, что приведены выше).

     Так вот, если говорить о цене и ценности информации без спекуляций и инсинуаций, то нужно признать, что современная эпоха породила своеобразные «ножницы» между ценой и ценностью информации: с одной стороны – увеличилась цена на ложь, глупость (типа КВН, «Камеди-клаб» и пр.), вредность (реклама, например, лекарств, компьютерные игры, некоторые сообщества в соцсетях и пр.), с другой – резко упала в цене научная информация, высоко художественная литература, поэзия, живопись, высоко нравственное художественное и документальное кино и т.д.

     И если раньше в России студенты платили за знания, за право доступа к ним, теперь они платят за право не знать жизненно важную (а, значит, ценную) информацию. Во всяком случае, и пресса, и Интернет пестрят историями о взятках преподавателям.

     А кто даёт преподавателям взятки и за что?

     Правильно, те, кто не выучил предмет, т.е. не захотел знакомиться с ценной с точки зрения цивилизационного развития информацией и за право не знакомиться с ней и дальше.

     Другими словами, современная эпоха породила совершенно уникальный феномен: сделала цену социально важной информации, практически, обратно пропорциональной её ценности. Так, например, откровенная мазня каких-нибудь импрессионистов, не имеющая для цивилизационного развития никакой ценности (а то и отрицательную), стоит баснословных денег, а ценнейшая с точки зрения выживания человека и человечества научная информация (т.е. важная, значимая, полезная не для отдельного индивида, а для всего сообщества) предаётся забвению и тихо уходит в небытие.

Без-ценностная информация стала ценной, а ценностная – без-ценной!

     Информация – это не конечный продукт потребления, как хлеб или картошка: съел и порядок.

     Информация – это, прежде всего, средство. Средство получения нового знания, улучшающего условия существования, повышающего потенции его обладателя в конкурентной борьбе за выживание и комфортное проживание.

     Кстати, говорить о том, что сегодня резко возросла цена и ценность информации, это, примерно, то же самое, что говорить, что во времена золотой лихорадки резко возросла цена и ценность лопаты. И цена, и ценность лопаты действительно возросла, но только исключительно локально и для очень ограниченной категории населения. Во всём остальном мире ни цена, ни ценность лопаты не увеличилась, скорее наоборот, уменьшилась, в силу активной механизации земляных работ. И равно как больше золота добывал не тот, у кого лопат больше и по качеству они «круче», а тот, кому повезёт, и тот, кто сможет лучше распорядиться имеющейся у него лопатой, точно также на информации заработает больше не тот, у кого её больше и она «круче», а тот, кто сможет лучше (более умело) распорядиться имеющейся.

     Другими словами, сегодня стоит говорить не об увеличении цены и/или ценности информации, а о резком увеличении значения навыков и умений работать с информацией, использовать её в своих интересах.

     «Кто владеет информацией, тот владеет миром!» – это не о тех, у кого информации много и она суперценная, а о тех, кто, располагая даже общеизвестной (общедоступной) информацией, находит способ ею распорядиться с выгодой для себя раньше и/или лучше других. Как, например, Натан и Якоб Ротшильды (благодаря кому, собственно, и появилась на свет приведенная выше фраза). Но то, что совершили Натан и Якоб Ротшильды, по современным меркам – обыкновенное мошенничество. Если бы подобная история произошла в наше время, их обоих судили бы и дали вполне реальные сроки за недобросовестное использование инсайдерской информации. Эта история не имеет никакого отношения к вопросу о цене и ценности информации. Это вопрос исключительно технологии использования информации и морали: на какие поступки может пойти человек ради денег.

     Современным аналогом Ротшильдов в деле использования информации для личного обогащения можно считать Джорджа Сороса, о котором говорят, как о финансовом спекулянте, человеке, который разорил Банк Англии, от имени которого образован научный термин «соросы» для обозначения крупных спекулянтов, которые запускают валютные кризисы для наживы и удовольствия [3].

     Так что, если человек заработал на использовании информации крупное состояние, то это не значит, что он сделал это потому, что обладал ценной информацией.

     И Сорос, и Ротшильды сделали себе состояния не потому, что обладали уникальной и ценной информацией, а потому, что знали, как обмануть коллег по бизнесу, имея общедоступную информацию.

     Ещё раз: дело не в ценности информации, всё дело в том, как человек умеет и/или способен ею распорядиться.

     Будь Ротшильды порядочными людьми, они бы громогласно объявили о том, что Наполеон проиграл битву при Ватерлоо, но они скрыли этот факт от общественности и повели себя так, как будто всё наоборот, как будто Наполеон победил, чем спровоцировали нездоровый ажиотаж на бирже и воспользовались им в своих корыстных интересах.

     Сорос поступал аналогично – провоцировал при помощи подкупленных журналистов панику на бирже и скупал резко подешевевшие акции и/или валюту.

     И цена, и ценность информации здесь ни при чём!

     Здесь нужно вести речь о цене на услуги продажных журналистов и об умении отдельно взятых, скажем мягко, экономических и политических акторов использовать имеющиеся знания в своих корыстных интересах.

     Кстати, именно для того, чтобы у не очень порядочных, с точки зрения морали, людей была возможность обманывать доверчивых людей и родилось совершенно абсурдное (с точки зрения науки) и преступное (с точки зрения морали) требование к защите информации – конфиденциальность, целостность, доступность.

     Таким образом, те, кто говорят о повышении цены и ценности информации в современном мире, просто занимаются подменой понятий: повышается не цена и ценность информации, а цена и ценность навыков работы с информацией.

     Другими словами, современная эпоха – эпоха тотального внедрения технических средств сбора, обработки, отображения, хранения и передачи информации – характеризуется не повышением цены и ценности информации, а повышением цены и ценности умения находить, обрабатывать и распространять информацию, то есть управлять информационными потоками.

     Миром владеет не тот, у кого много (пусть даже и ценной) информации, а тот, кто грамотно распоряжается имеющимися (в том числе и совершенно открытыми и общедоступными) информационными ресурсами и умело управляет информационными потоками!

     Литература

1. Царёв Е. Немного про социальную инженерию от Джейсона Стрита [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://bis-expert.ru/blog/1753/52641 (23.05.2016).

2. Лукацкий А. Евровидение и экономика ИБ: что между ними общего [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://bis-expert.ru/blog/660/52518 (16.05.2016).

3. Википедия – свободная энциклопедия [Электронный ресурс]. – Режим доступа: https://ru.wikipedia.org/ (дата: 16.05.2016).

4. Академик (словари и энциклопедии) [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://dic.academic.ru (дата: 22.05.2016).

5. Атаманов Г.А. Азбука безопасности. Методология обеспечения информационной безопасности субъектов информационных отношений // Защита информации. Инсайд. – 2014. – № 5. – С. 8 - 13. – Имеется электронный аналог: http://gatamanov.blogspot.ru/2014/11/blog-post.html.

 

Библиографические данные официальной версии статьи: Атаманов Г.А. О цене и ценности информации // Защита информации. Инсайд. – 2016. – № 6. – С. 19 - 21. – Имеется электронный аналог: http://gatamanov.blogspot.ru/2016/12/blog-post_20.html.

Вы сообщаете об ошибке в следующем тексте:
Нажмите кнопку «Сообщить об ошибке», чтобы отправить сообщение. Вы также можете добавить комментарий.