Информационные вызовы, риски и угрозы

Аватар пользователя Атаманов Геннадий
Автор: Атаманов Геннадий,
(4)
()
Опубликовано в:

Сегодня термины «вызовы, угрозы, риски, опасности» и в специальной литературе, и в журналистике используются очень широко. Чаще всего как синонимы. Иногда их различают. Значительно реже противопоставляют.

 

Как следует трактовать понятия «вызов», «угроза», «риск», «опасность» и как их корректно использовать было написано в предыдущих статьях рубрики [1]. Тем не менее, для удобства напомню.

Под термином «вызов» следует понимать воспринятые и осознанные субъектом изменения в окружающей среде, оказывающие на него дестабилизирующее воздействие и потому требующие определённой реакции для обеспечения своей жизнеспособности и жизнедеятельности. Вызов – это приглашение к действию. Вызов не всегда сопряжён с опасностью. При адекватной и своевременной реакции на вызов объект может не только сохранить свое прежнее состояние, но и выйти на новый – более высокий – уровень развития [1, с. 17].

Угроза – это демонстрация действующим объектом желания и/или возможности причинить вред объекту воздействия. Любая «угроза» есть «вызов», но не всякий «вызов» есть «угроза» [1, с. 19]. Угроза есть атрибут действий Иного, т.е. объектов внешней (не только в структурном, но и функциональном плане) среды.

Риск есть атрибут деятельности субъекта. Деятельности, в результате которой ему самому может быть причинён вред. Существование риска обусловлено наличием неопределённости результата деятельности, невозможностью однозначного предсказания конечного результата. В информационной сфере любые действия субъекта, связанные с получением (созданием), хранением, передачей информации сопряжены с риском [1, с. 21].

Опасность – это ситуация, при которой субъекту может быть причинён существенный вред. Информационная опасность – это термин, обозначающий ситуацию, при которой может быть причинён вред информационной составляющей самого субъекта (его информационной структуре и информационной функции) или вред информационному пространству, в котором он находится [2, с. 12].

Необходимо отметить, что ставший уже привычным термин «угроза безопасности» хоть и звучит мелодично, на самом деле является  идиомой (идиоматическим оборотом). Безопасности никто никогда не грозил! Угрожают не состоянию[i] и не ситуации[ii], а объекту (например, информации) или субъекту (индивиду, организации, государству) [3]. Причём угрозы в адрес объекта – это частный случай угроз субъекту.

Угроза «я убью тебя, лодочник» - это не «угроза безопасности лодочника», а «угроза лодочнику».  Если кто-то кому-то говорит: «Я разнесу (прикрою) твою лавочку», - то это не угроза «лавочке», а угроза её хозяину с указанием способа реализации угрозы. А если цыган поёт: «Спрячь за высоким забором девчонку, выкраду вместе с забором», - то это угроза не девчонке (она, может быть и сама хочет, чтобы её украли) и не забору (ему вообще «на всё плевать»), а тому, кто забор построил и спрятал за него девчонку.

Точно так же обещание (желание) украсть или уничтожить принадлежащую кому-то информацию – это не угрозы информации, а угрозы её владельцу. Информации от того, что её украдут или она куда-то «утечёт», не будет, как говориться, ни холодно, ни жарко. По-научному: информация индифферентна по отношению к действиям с ней. А вот субъекту–владельцу информации и/или субъектам, чьи интересы затрагиваются (страдают) при этом, будет не всё равно, они не будут индифферентны. Именно поэтому необходимо различать понятия «объект безопасности» и «объект защиты». Понятия эти тождественны только в том случае, если речь идёт о физической безопасности человека (индивида, личности). Во всех остальных случаях они далеко не тождественны, особенно, когда речь идёт об информационной безопасности. Здесь информация, точнее – информационные объекты, информационные ресурсы, принадлежащие или имеющие отношение к субъекту, – это объект защиты, а объект безопасности – это всегда субъект (субъекты)[iii]. И угрожают субъекту, а объекту причиняют ущерб.

Необходимо так же уточнить, что нет, и не может быть универсальных «информационных угроз». Угрозы всегда предметны и адресны, т.е. исходят от какого-либо предмета (объекта-источника угроз) и направлены в сторону конкретного предмета или группы предметов (объекта безопасности). У каждого объекта безопасности, в качестве которого выступают социальные субъекты различного структурного уровня сложности, угрозы и, следовательно, методы и средства их реализации будут свои.

Индивиду можно угрожать ножом или пистолетом, но нельзя создать теми же орудиями угрозу предприятию и, тем более, государству. В то же время можно организовать рейдерский захват предприятия, но нельзя это же сделать в отношении индивида или государства. Можно угрожать захватом части территории или всего государства, но нельзя угрожать захватом части индивида. И так далее и тому подобное.

Вот некоторые вызовы, т.е. изменения в окружающей среде, могут быть общими для всех субъектов всех структурных уровней сложности. Однако и здесь необходимо различать такие понятия как «информационные вызовы», «вызовы информационной эпохи», «вызовы информационной революции» [4] и другие аналогичные, коих и в научном дискурсе, и в журналистике существует довольно много. Правда, суть их, как правило, остаётся нераскрытой их авторами.

А задумывались ли вы сами над тем, что означает очень распространённая фраза «угрозы информационной безопасности»? Здесь не задан ни субъект действия (кто угрожает), ни объект воздействия (кому угрожают). По правилам русского языка эту фразу нужно понимать так: неизвестно кто (или что) угрожает безопасности (непонятно чьей, но указано какой – информационной, т.е. связанной с информацией). Это абсолютно неопределённое понятие. Точно такое же, как и «угрозы безопасности». С точки зрения логики – нулевое множество. А как следует понимать фразу «угроза безопасности информации»? В методологическом плане она ничем не отличается от фразы «угроза безопасности хлеба»[iv]. Но кто-нибудь когда-нибудь слышал такую фразу? Я – никогда! Почему? Потому, что она абсурдна по своей сути. В предыдущих статьях я уже писал, что информация с точки зрения логики точно такой же объект, как и любой другой, на который направлены познавательные способности и/или действия субъекта. Например, табурет. Воспользовавшись методом подстановки, получим «угрозы безопасности табурета»!? А ещё могут быть «угрозы безопасности книги» и «угрозы безопасности песни» как частные случаи (подвиды) «угроз безопасности информации» (и книга, и песня – информация, точнее – информационные объекты, т.е. материальные объекты, содержащие информацию). Абсурд?! Однако он так прочно вошёл в нашу жизнь, к нему так привыкли, что сделать что-либо по избавлению от него не представляется возможным.

Как подсказывает логика, анализ необходимо начинать не с угроз, а с вызовов, т.е. с изменений в окружающей среде. Это необходимо, чтобы вовремя и адекватно на них отреагировать и чтобы они не стали угрозами, а затем и опасностями. Но ещё раз уточню, что понятия «информационные вызовы» и «вызовы информационной эпохи» не тождественны и их следует различать.

Читать далее …

[i] Общепринятая трактовка безопасности – состояние защищённости.

[ii] Моя трактовка безопасности - ситуация, при которой объекту безопасности  не может быть причинён вред.

[iii] Субъекты в зависимости от уровня структурной сложности делятся на индивида (микроуровень), корпорации или организации (макроуровень), государства (мегауровень).

[iv] Хлеб – пища материальная, информация – пища интеллектуальная. В гносеологическом плане (т.е. как объекты познания) они тождественны.

 

Вы сообщаете об ошибке в следующем тексте:
Нажмите кнопку «Сообщить об ошибке», чтобы отправить сообщение. Вы также можете добавить комментарий.