Если вам есть, что сказать сообществу профессионалов ИБ и ИТ – заведите здесь свой блог

Кузница прорывных технологий

Ренат Батыров, генеральный директор технопарка «Сколково»

В любой стране стартапу, намеренному заинтересовать инвестора, необходимы сильная команда, инновационный продукт или технология, эффективная бизнес-модель. Возможно появление стартапов в корпоративной среде, но есть и иные модели развития и продвижения достойных решений и продуктов. О них рассказывает генеральный директор технопарка «Сколково» Ренат Батыров.

!БДИ: В чем состоит принципиальное отличие технопарка «Сколково» от прочих площадок и инкубаторов для стартапов?

Прежде всего, мы поддерживаем технологии. Для нас самое важное, чтобы в проекте присутствовала солидная научная составляющая, и это было бы подтверждено независимыми экспертами. Кроме того, продукт должен быть нацелен не только на российский, но намеждународный рынок. Даже если проект очень хорошо проработан в отношении бизнес-стратегии, но не основан на инновационной технологии, мы не можем его поддержать. И в этом наша специфика. Логика государства состоит в том, что проекты с понятной бизнес-моделью могут и без нас получить поддержку венчурных фондов, частных денег. А вот для проектов, которые, во многом по причине своей инновационности, подразумевают значительные технологические риски и высокий уровень неопределенности, государство обеспечивает фондирование, финансирование, налоговые льготы, маркетинговую поддержку.

!БДИ: Следует ли из этого, что порог вхождения проекта в «Сколково» – выше, чем на остальных площадках?

Р.Б.: Думаю, этот порог достаточно высок. Обо всех площадках говорить не могу, но барьер экспертизы, требования к проектам у нас определенно выше.

!БДИ: Можете ли вы дать пример технологического базиса, который имеет непосредственное отношение к тематике ИБ?

Р.Б.: В отношении информационной безопасности прорывная тема – квантовая криптография. Проект, реализуемый в квантовом центре, – по сути, создаваемое сейчас будущее. Все нынешние методы шифрования основаны на математической сложности, и то, что шифруется сегодня, лет через 10–20 будет достаточно просто расшифровать за счет роста производительных мощностей. Особенности квантовой криптографии состоят в том, что сообщения невозможно ни расшифровывать, ни перехватывать (поскольку передаются фотоны, а фотон можно считать только один раз).

!БДИ: Каковы полюсы ваших личных впечатлений от технопарка «Сколково»? Что вызывает восторг, а что может стать причинами разочарований?

Р.Б.: Мне гораздо проще начать с восторга.

Во-первых, его вызывают умные люди вокруг – будь то сотрудники фонда «Сколково» или технопарка. Некоторые из них уже работали здесь до меня, а некоторые пришли позже. И не то чтобы раньше мне не везло на умных людей, но тут уровень их концентрации – высочайший, и у них есть чему поучиться.

Во-вторых, это – невероятная динамика. Я всегда считал себя динамичным человеком, но вызовы, которые подбрасывает моя сегодняшняя работа, появляются с такой скоростью, что мне приходится все время быть в тонусе, не позволять себе расслабляться. Я люблю это состояние и не устаю от него.

В-третьих, меня вдохновляют масштабы. Раньше я думал, что «Сколково» – преимущественно российская «история», но теперь понимаю, что она – международная. Я ведь –  предприниматель, а кайф таких людей состоит том, что у тебя получается проект, в который никто, кроме тебя, не верил. Если бы все в него верили, то все бы этот проект и реализовали.

!БДИ: А что с разочарованиями? Они есть или все сказочно прекрасно?

Р.Б.: Иногда меня разочаровывает отношение стартапов, которые являются моей целевой аудиторией, с которым и ради которых я работаю, к бизнесу, жизни и собственным перспективам. Они не амбициозны, не ставят перед собой цель покорить Вселенную. Они инфантильны. Для них грантовые деньги важнее выручки. Мне не нравится, что они сфокусированы исключительно на технологиях, а не на последующей коммерциализации, не на продажах. Меня не устраивает то, что они даже не рассматривают вариант привлечения денег инвесторов, поскольку хотят быть 100-процентными собственниками своего бизнеса, сохранять его как семейный. Это – какой-то местечковый подход к делу. Меня расстраивает, что они ждут от нас решения всех их проблем (хотя мы, в общем-то, стараемся это делать) и воспринимают «Сколково» как офисный центр с низкой арендной ставкой.

Наверное, это – наши «проколы». Мы пока не сумели донести до них мысль о том, что «Сколково» – не квадратные метры и даже не лаборатории, в которых они ведут исследовательскую деятельность, а, в первую очередь, возможность доступа к менторам,  инвесторам, образовательным программам, мировым компетенциям, другим талантам и партнерам. Правда, такое их отношение к делу вдохновляет меня на то, чтобы все это изменять.

!БДИ: Как сказались политические и экономические санкции на выходе российских стартапов на мировой рынок?

Р.Б.: По-разному. Коммерциализация стартапов на рынках США и Европы становится более сложной, а вот на азиатских и арабских рынках не ощущаются какие-то негативные изменения. Кроме того, в текущем году у нас активно развивается сотрудничество с Китаем.

Я считаю, что у любых санкций есть начало, а есть конец – пусть даже все продолжается 25 лет, как в случае с Ираном. А у развития, в том числе инновационного, конца и края нет, и многие наши партнеры ориентируются на длительные проекты.

В прошлом году мы получили право проведения в сентябре в 2016 г. в Москве конференции международной ассоциации технопарков. Это – своего рода Олимпиада технопарков. За такое право бьются многие страны, а мы выиграли в разгар санкций с трехкратным перевесом по сравнению с Турцией и Голландией, с Канадой, США. Выиграли, несмотря ни на что, причем за нас проголосовали не только те, до кого мы доехали и кому рассказали о нашем проекте, пригласив к сотрудничеству. И все благодаря тому, что мы провели большую подготовительную работу и сняли все страхи по поводу России.

!БДИ: По вашим экспертным ощущениям какие технологии востребованы в мире, на что есть спрос, но нет достаточно предложений?

Р.Б.: Непростой вопрос. На него ни у кого нет ответа, хотя об этом все думают. В рамках общения с отраслью, индустрией, научным сообществом мы выделяем технологические направления, с которыми связаны большие ожидания и перечень которых опубликован на нашем сайте. Верхний уровень – это распознавание образа, поиск, хранение и обработка больших объемов данных. Насчитывается девять направлений, по которым есть целый ряд нерешенных задач, и, по большому счету, все поддерживаемые нами проекты относятся к таким направлениям.

!БДИ: Информационная безопасность в них как представлена?

Р.Б.: С ИБ связаны четыре блока технологических направлений. Это – защита данных в облачных и распределенных системах, биометрические системы и средства идентификации, инфраструктурные решения для повышения уровня безопасности Интернета и инженерных бизнес-систем, инфраструктурные системы, предназначенные для предотвращения киберугроз, мошенничества, проведения киберрасследований. На наш взгляд, такие направления имеют потенциал коммерциализации как в России, так и за рубежом.

!БДИ: Приходилось ли вам анализировать причины неудач? Какие стартапы не выходят на обещанный уровень и почему?

Р.Б.: По моему глубокому убеждению, у всех неудач в бизнесе есть общий корень – качество менеджмента. Стартапы не исключение. Трудно представить компанию с блестящими менеджерами по управлению финансами, персоналом, разработкой, продвижением, у которой все обстоит плохо. И наоборот.

Неудачи происходят, когда какой-то из элементов сбоит. Например, компания выпустила продукт, и он выстрелил. К нему обращено внимание журналистов, выстраивается очередь инвесторов… Речь идет о 6,5 млн долл., что немало для небольшого регионального российского стартапа. Но тут происходит глупость – деньги потратили неведомо на что, вместо того чтобы направить на развитие продукта. Другими словами, очень много внимания уделялось маркетингу, что хорошо, и очень мало – достижению зрелости, технологического совершенства продукта, что очень плохо.

!БДИ: Проблема стартапов заключается в том, что уже на ранней стадии им важно иметь какие-то кейсы внедрения. В корпоративную структуру стартапера никто не пустит. Нужен партнер, который станет гарантом его благонадежности. Как эта задача решается в «Сколково»?

Р.Б.: С точки зрения доказательств состоятельности технологии для нас типовой стартапер – это команда или ее лидер, который проработал не менее 5–7 лет в данной отрасли и может считаться состоявшимся профессионалом. Как правило, у такого лидера уже наработаны репутация, каналы и, может быть, опыт консультационной деятельности. И уже на базе накопленного опыта зачастую создается конечный продукт.

!БДИ: Каков средний возраст такого лидера?

Р.Б.: Разный. Для нас это – примерно 30–40 лет.

!БДИ: ИТ-директора или СIО, входящие в советы директоров и влияющие на бизнес, имеют компетенции, опыт, связи, репутацию, команды – все то, что необходимо для организации стартапов. Однако они не создают стартапы – я, пожалуй, не знаю не одного яркого примера. Почему?

Р.Б.: У них нет главного – предпринимательской компетенции. По сути, это – офисные чиновники. Чем они рискуют на своих позициях? В корпоративной среде всегда есть возможность спрятаться от проблемы, кем-то или чем-то прикрыться. Я не хочу обобщать и всех мерить под одну гребенку, есть и другие примеры, но их немного. Да, их должно стать больше, но должно пройти время, чтобы бацилла предпринимательства распространилась и начала передаваться от одних к другим. Именно поэтому мы в «Сколково» собираем тех, кто еще не до конца инфицирован.

Правда, я не верю в то, что ИТ-директор крупной корпорации станет стартапером. Скорее всего, он станет венчурным инвестором, бизнес- или бонус-ангелом. Получит годовой бонус и вложит эти деньги в какой-то из стартапов. У него нет предпринимательской мышцы и никогда не было, поэтому он и стал ИТ-директором, а не поставщиком для ИТ-директора. Для того чтобы стать предпринимателем, нужно найти плодотворный подход, создать лучший в мире продукт, поверить в то, что он  именно такой, полюбить его и потом суметь продать.

Тэги: 
Total votes: 0

Другие статьи
Поделиться:
 
 
Комментарии в Facebook
 

Вы сообщаете об ошибке в следующем тексте:
Нажмите кнопку «Сообщить об ошибке», чтобы отправить сообщение. Вы также можете добавить комментарий.