С бизнесом в унисон

Аватар пользователя Sedov
Автор: Седов Олег, главный редактор BISA
(0)
()
Опубликовано в: ,

Надо признать, что у капитализма нет истории неудач. Скептики могут возразить и сказать, «могло бы быть и лучше». Но фраза «могло бы быть и хуже» уж точно будет звучать утешительно в контексте любого коммунистического эксперимента, после падения которого трудно не поддаться соблазну и не объявить капитализм победителем. И все потому, что рыночная экономика эволюционировала на протяжении столетий, выбирая самые эффективные стратегии делая ставку на новые технологии.

Но капитализма по Адаму Смиту уже не существует, а язык современной рыночной экономики имеет несколько диалектов. Во-первых, есть европейская версия социально-либерального капитализма: делай что хочешь, но в определенных рамках. Есть североамериканский капитализм с минимальным воздействием: делай что хочешь. Третий тип – дальневосточный капитализм, основанный на доверии и сильном государстве. И наконец, есть так называемый бандитский капитализм, или клептократия, который бывший президент резервной системы США, Алан Гринспен, назвал «кумовской капитализм», когда государственные лидеры оказывают помощь отдельным предпринимателям и компаниям, даруя им привилегии в обмен на политическую поддержку. Это можно наблюдать в некоторых странах бывшего СССР и Латинской Америки: делай то, что нужно мне, или я тебя пристрелю.

 

И тем не менее происходящие изменения моделей капитализма нельзя игнорировать, так как сегодня капитализм создает себя заново и революция идет изнутри. Но учебника по современной политэкономии еще не написано. Хотя попытки уже были. И на этом фоне в 2013 году появляется исследование IBM CEO Study-2012, в котором приняло участие более 1 700 руководителей высшего звена по всему миру. По их мнению, технологии впервые за много лет возглавили список внешних факторов, оказывающих влияние на бизнес. На второе место попали навыки сотрудников. Рыночные факторы, удерживавшие до этого первое место на протяжении последних десяти лет, оказались только на третьем месте. Сам бизнес, а не аналитики IDC, Gartner или  Forrester Research, выбрал технологический прогресс в качестве своей движущей силы. Современные технологии, в свою очередь, неразрывно связаны с ИТ.

IBM праздновал успех с размахом. Трактовал как победу своих ИТ-решений… Но когда спадает маркетинговая пена, то приходит понимание, что бизнес скорее вынужден приспосабливаться к неопределенности в условиях кризиса. Сейчас результат любой стратегии - это если не сюрприз, то уж точно что-то непредсказуемое. На этом фоне технологии в понимании бизнеса то немногое, на что бизнес может еще полагаться, а современные технологии, в свою очередь, неразрывно связаны с ИТ. Таким образом, бизнес разуверившись в других локомотивах успеха видит в ИТ ресурсы, резервы и надежды. Неожиданно бизнес стал связывать свои надежды с ИТ.

Примером тому может служить увлечение корпоративными мобильными приложениями. По результатам свеженького отчета IBM, опубликованного в этом году, 94% директоров по маркетингу полагают, что мобильные приложения являются неотъемлемой частью их стратегий в цифровом маркетинге. Прогнозы, которые отмечают авторы отчета « … хотя сейчас топ-менеджеры чаще фокусируются на приложениях для клиентов, гораздо больший потенциал для развития компании заключен в корпоративных решениях для совместной работы. Использование решений для корпоративной мобильности позволит сотрудникам получать релевантную информацию и аналитические данные независимо от времени и места, оперативно решать наиболее острые проблемы и точнее оценивать перспективы на будущее».

На фоне торжества технологий под аплодисменты бизнеса на сцену должен выйти департамент ИТ и открыть движение по новой скоростной дороге конкурентных преимуществ. А вот департамент информационной безопасности на этом празднике жизни остается в стороне. Почему?

С одной стороны, обеспечение информационной безопасности, как и любой другой безопасности, подразумевает введение различных ограничений, а любое ограничение это всегда остановка, стагнация, дискомфорт. ИБ – это тормоз для ИТ-специалистов, которые «парят высоко в небе», увлекаясь красотой технологий, их эффективностью и удобством, забывая при этом, что информация (ценный для бизнеса актив) при их использовании может стать доступной конкурентам.

В результате, по прогнозам агентства IDC, увлечение теми же мобильными девайсами и приложениями в корпоративной среде заметно снижается после того, когда к этому процессу подключаются специалисты по информационной безопасности. Их рекомендации по защите мобильных данных и приложений предполагают определенный бюджет, которым, как правило, пренебрегает маркетинг и ИТ, когда открывают бизнесу новое скоростное шоссе. После вмешательства службы ИБ интерес бизнеса к новым возможностям остывает.

 

С другой стороны, служба ИБ за долгие годы привыкла видеть свои функции в снижении рисков бизнеса. Но черты современного капитализма все больше приобретают венчурный характер, когда высокие прибыли достигаются в условиях высоких рисков. Задача бизнеса не снижение рисков, а получение прибыли! А раз так, то зачем бизнесу нужны компетенции службы ИБ, которые сковывают их движения? Это значит, с точки зрения бизнеса, никакой Информационной Безопасности не существует! Существует исключительно Безопасность Бизнеса. Для ИБ-специалистов это серьезный стресс отказываться от практик более пригодных для пограничной службы, где есть внятный периметр за который никого «не пущать». В условиях капитализма, базирующегося на приоритетах технологий, предстоит научиться понимать и управлять рисками бизнеса, то есть предотвращать убытки и приносить прибыль. При этом надо понимать, что часто бизнес, ИТ и ИБ-службы одни и те же риски трактуют по-своему. А это не идет на пользу самому бизнесу.

Как быть? Об этом пойдет диалог в формате заключительной дискуссии в рамках BIS-Summit 2014.

 

Оцените материал:
Total votes: 232
 
Комментарии в Facebook
 

Вы сообщаете об ошибке в следующем тексте:
Нажмите кнопку «Сообщить об ошибке», чтобы отправить сообщение. Вы также можете добавить комментарий.